Домой Происшествия Захват заложников в Луцке и Полтаве: правильно действует украинская полиция

Захват заложников в Луцке и Полтаве: правильно действует украинская полиция

В течение последних дней Украину всколыхнули несколько чрезвычайных событий, во время которых злоумышленники брали заложников.

В Луцке мужчина захватил автобус с людьми, а в Полтаве еще один злоумышленник захватил в заложники полицейского.

Особое внимание в случае с Луцком обратили на действия президента Владимира Зеленского, который выполнил условие террориста и записал видеообращение в обмен на освобождение заложников.

Однако мало внимания уделяют действиям правоохранителей, которые несут наибольшую ответственность в подобных ситуациях.

Ivesep-krsk.ru рассказывают, как действовала украинская полиция во время захвата заложников и какие были проблемы.

Захват заложников и действия полиции

Одной из самых резонансных событий последних дней в Украине стал захват заложников в автобусе в Луцке. 21 июля примерно в 9.40 на Театральной площади прозвучали первые выстрелы, а где-то в 9.52 террорист Максим Плохой (Кривош) открыл огонь во второй раз.

Полицейские узнали о заложниках в автобусе незадолго до того, как раздались первые выстрелы. Соответствующий звонок поступил к ним в 9.25.

Незадолго после захвата автобуса правоохранители окружили его, согласно инструкции Министерства внутренних дел в действие ввели специальный оперативный план Заложник. После этого действия происходили в соответствии с этим планом, а также по указаниям руководителя соответствующей операции.

На место происшествия начали прибывать переговорщики и психологи. Приехал даже глава МВД Арсен Аваков.

Читайте:

Подключили вертолет: под Полтавой продолжают поиски преступника с гранатой

Кривош пил успокоительное, а люди плакали: заложник о теракте в Луцке изнутри

Полковник Шиян на свободе, террорист сбежал: что известно о захвате заложника в Полтаве

С террористом начали вести переговоры. Пытались выяснить, стоит попробовать штурмовать автобус, или выполнить его требования, или вообще они адекватные и шанс, что он отпустит заложников.

Террорист напоминал о своих намерениях, периодически открывая огонь и бросая взрывные устройства из автобуса. Первых результатов переговоров удалось достичь около 19.00, когда злоумышленник согласился получить воду для заложников.

После звонка главы государства злоумышленнику, удалось договориться об освобождении трех заложников. После того, как Зеленский опубликовал видео, на котором исполнил требование, всех заложников отпустили.

Правоохранители начали штурм, во время которого задержали Плохого. Тогда особое внимание обращали на то, что террорист сдался сам и потребности у штурма не было.

Однако на следующий день заместитель министра внутренних дел Антон Геращенко заявил, что в частности светошумовую гранату применили для того, что подавить волю мужа.

23 июля уже в Полтаве мужчина, угрожая гранатой, взял в заложники сотрудника уголовного розыска, которого впоследствии обменял на другого правоохранителя.

Он решил скрыться от правоохранителей на авто, взяв заложника с собой. Полицейские преследовали его и готовились к худшему развитию событий.

В то же время злоумышленник требовал освободить его от уголовной ответственности, а после того, как понял, что этого не произойдет, отпустил милиционера и убежал в лес. Сейчас до сих пор ведутся его поиски.

Профессионалы или профаны

Внимание на действия правоохранителей в таких ситуация начали обращать уже после того, как в леса убежал злоумышленник из Полтавы. Конечно, это не означает, что его не найдут и не привлекут к ответственности.

Однако сам факт того, что он сбежал вселяет определенное недоверие к полицейским и заставляет сомневаться в их профессионализме.

В комментарии Фактам ICTV заместитель директора Украинского института исследования экстремизма Богдан Петренко сказал, что в целом действия правоохранителей в этих случаях можно считать успешными.

– Если мы говорим о Луцк, то это было первое захват заложников, совершенное в трезвом состоянии фанатиком, который выдвигал не экономические или какие-то личные требования, а политические. Поэтому – несмотря на отсутствие практического опыта – операция была успешной, – говорит Петренко.

Однако не обошлось и без определенных проблем, которые мы увидели во время проведения операции.

Захоплення заручників у Луцьку та Полтаві: чи правильно діє українська поліція

По словам Петренко, операцию по освобождению заложников должна проводить Служба безопасности Украины, а Нацполіція – обеспечивать охрану периметра.

– Фактически, именно это привело к курьезному моменту, который состоялся в конце – когда произошло “двойное” задержание террориста. Вероятно, – недостаток коммуникаций между силовиками привел к тому, что каждая служба начала выполнять свои протоколы, которые наложились друг на друга, – рассказывает заместитель директора Украинского института исследования экстремизма.

Он также считает, что присутствие первых лиц во время подобных операций, негативно сказывается на их проведении. Ведь самооценка террориста только повышается, а также создается эффект домино.

Конечно, повлияло на это и решение Зеленского пообщаться с террористом, и приезд министра внутренних дел Арсена Авакова на место происшествия. Это может стимулировать “последователей” злоумышленника, которые также будут ожидать прибытия министра или звонка главы государства.

В комментарии Фактам ICTV экс-руководитель главного следственного управления СБУ Василий Вовк заявил, что на операцию в Луцке можно смотреть под разными углами, но главное – ее результат.

– Если брать исключительно результат, то сработали на отлично, но если проанализировать все действия и эти “выставочные” захват, взрывы – это не правоохранительная составляющая.

Как кто на эту операцию смотрит. Я считаю, что главное – люди остались живы и здоровы, – говорит Волк.

В случае Полтавы также не обошлось без проблем. Например, замена одного заложника на другого.

– Не понятно, зачем меняли заложника? Чем выше должность заложника – тем больший статус самого преступления и внимание общественности. Кстати, сам по себе полтавский случай в корне отличается от луцкого.

Хотя – вероятно – модель поведения с захватом заложника полтавский преступник почерпнул из волынского случае. И как на меня, незатримання полтавского преступника, – это также вызов для системы безопасности, – говорит Петренко.

Конечно, для многих “экспертов” одна пуля из снайперской винтовки была бы намного быстрее и безопаснее решением ситуации.

Захоплення заручників у Луцьку та Полтаві: чи правильно діє українська поліція

По мнению Петренко, длительные переговоры наоборот дали возможность немного разрядить ситуацию, осознать террористу последствия его действий и пойти на определенные компромиссы. Например, выполнили только одно требование Плохого перед тем, как он отпустил заложников, хотя в начале он требовал двух вещей.

– Предела совершенству, конечно, не существует. Но фактора успешности подобных операции с заложниками способствует отсутствие у нас традиций “террористов-смертников”. То есть, какие бы люди не брали заложников, они все равно ожидают остаться живыми, – говорит эксперт.

И нашим правоохранителям нужно делать не только положительные выводы из этой истории, ведь в других странах одно неудачное решение приводило к многочисленным жертвам.

В мире не без провалов

Доныне в Украине не было подобных терактов, однако это не означает, что успех в Луцке должна омрачить правоохранителям ум. За то, как была решена ситуация, нужно готовиться к чему-то подобному в ближайшее время.

Хотя все надеются, что других захватов заложников не будет, такую возможность нельзя исключать.

По словам Вовка, подготовка к подобным ситуациям у нас ведется постоянно. Однако в зависимости от результата мы бы могли поставить их профессионализм под сомнение.

– Если бы он (Плохой, – Ред.) через час начал убивать заложников, то у нас была бы совсем другая риторика. Мы бы говорили, что нужно было ликвидировать злоумышленника, штурмовать автобус.

Нельзя сравнивать другие страны, другие спецподразделения. Наши следователи, эксперты, оперативные работники во многих случаях лучше наших иностранных коллег, – говорит он.

И в других странах, где тщательно готовятся к реагированию на такие события, операции по освобождению заложников перерастали в массовые стрельбы, которые приводили к гибели как террористов, так и невинных людей.

В 1972 году в немецком городе Мюнхен во время Олимпийских игр убили двух членов израильской олимпийской команды, а остальных взяли в заложники.

После неудачных переговоров было решено пойти на штурм. Однако попытка освободить заложников оказалась неудачной и переросла в настоящую резню.

Всех заложников и правоохранителей убили, выжили только трое из восьми террористов, которых вскоре арестовали.

В ноябре 1979 года иранские студенты захватили посольство США в Тегеране. Многих тогда отпустили заложников, однако в руках террористов до сих пор оставались 52 человека.

Длительные переговоры не дали возможности освободить заложников и было принято решение о силовом освобождении людей. И еще до начала операции три вертолета отказали, что привело к ее свертыванию.

Даже эти несколько примеров показывают, что любая подготовка не является идеальной и всегда могут быть жертвы, даже если решение, по сути, было правильным.

Нам повезло, что никто не пострадал во время ситуаций в Луцке и Полтаве. Но решать все должны СБУ и правоохранители, а не политики.

– У нас политика проглотила уголовную юстицию и все с ней связанное. И мы под углом политики все эти вопросы рассматриваем: органы, события, операции. А политику туда пускать вообще не нужно, – считает экс-глава главного следственного управления СБУ.

Сейчас украинским спецслужбам нужно проанализировать ошибки и учитывать, что не всегда можно будет рассчитывать на министров или президента.

Наши спецподразделения обучены действовать в таких ситуациях не хуже спецназовцев многих других стран мира. Просто не нужно устраивать из этого шоу.

Владислав Бомбела